Intekoufa.ru

Ремонт и стройка
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Откуда Баташевы брали кирпич для строительства

Откуда Баташевы брали кирпич для строительства

Дом овеян разными легендами. От хозяйки узнала, что он из добротного красного кирпича, и что раньше тут, по слухам, была аптека. Вопросов прибавилось, и я решила позвонить Владимиру Владимировичу Королёву, местному краеведу, чтобы получить от него достоверную информацию.

И вот что из этого получилось.

– Добрый день, Владимир Владимирович! Начнём с домика в Виле. Некоторые краеведы считали его усыпальницей Сююмбеке, одной из жён Касимовского хана. Дом построен из красного кирпича, но такие (усыпальницы) строили обычно из белого.

– Выксунское телевидение в своё время сняло хороший сюжет на эту тему. И если телевизионщики выводов определённых не сделали, оставив вопрос открытым, то Анатолий Шейкин ответил утвердительно. Кроме того, ТВ обратилось к казанским специалистам, и они даже собирались выехать сюда в экспедицию. Им это было выгодно, так как они смогли бы сказать, что этот островок в центре России издавна принадлежал их соплеменникам, т.е. так велика была нация, которая раскинула своё влияние столь далеко.

Итак, вернёмся в то время. Это было в 1551 году. Сююмбеке стала регентшей в Казани. Как раз во время правления Ивана Грозного. А что было у нас в наших лесных местах? Несколько поселений вдоль Оки. Лес. Монастырь Пречистой Рязанской (на месте Иверского монастыря). К слову, Виля появляется на старых картах позднее, а пока на её месте слобода Ляпуховская, разрушающая легенду о том, что в Виле выла Сююмбеке. Земли, на которых мы с вами живём сегодня, принадлежали Рязанскому княжеству, соответственно влияние православия было велико.

– Это Ваш первый интересный факт в копилку того, была ли здесь казанская регентша?

– Да. Рассуждаем дальше. После смерти мужа и кратковременного правления Казанью, чего не могла допустить мужская часть татарской знати, Сююмбеке в очередной раз выдали замуж за касимовского хана Шаха-Али. Малолетнего сына её, наследника казанского престола, «взял на воспитание» Иван Грозный.

Неоднократно в исторической литературе упоминается её достаточно активная переписка с ногайской роднёй. Если бы Сююмбеке не была столь знатной (из богатого рода ногайской орды), то Шах-Али легко мог бы избавиться от неё, но это значило попасть в немилость и обострить отношения, вплоть до войны с татарами-крымчанами. Так она и жила в Касимове и плакала… до определённого времени.

В 1555-1557 годах она исчезает из информационного поля. Историки перестают вспоминать о ней как о живой личности. И одновременно Шах-Али построил усыпальницу в Касимове. Случилось это 9 мая 1555 года. Была версия, что, мол, для себя, но в то время так никто не поступал, и прожил он потом более десяти лет.

– Тогда вопрос, для кого такая роскошная усыпальница?

– Касимовские краеведы не настаивают на том, что там покоится прах Сююмбеке, по той простой причине, что глубоких исследований не проводилось, и девять надгробий разрушены в пыль. Может быть, во время революции, может быть, раньше. Всё говорит о том, что Шах-Али выстроил текие (усыпальницу) для жены и близких родственников, а потом и сам нашёл там вечный приют. Профессор истории Урманчеев, проведя исследования, утверждает, что усыпальница была построена для Сююмбеке, где она и была погребена.

– Кстати, действительно, зачем Шаху-Али строить в нашей глухомани двухэтажный дом из красного кирпича?

– Ничего он здесь не строил, да и насчёт глухомани – вопрос спорный.

Это постройка XIX века. Главный архитектор Нижегородского научно-исследовательского предприятия «Этнос» Ирина Агафонова неоднократно демонстрировала чертежи, которые даже были показаны в одной из передач Выксунского ТВ. Важная деталь: здание возводили со встроенными печами и дымоходами, значит, проект дома предусматривал и отопление. И разве это может быть местом захоронения? Скорее всего, это здание для жизни. Посмотрите на дом внимательнее. Восьмигранник в основании, стрельчатая форма оконных проёмов. Что напоминает? Дом рунтов, нынешнее здание ГАИ. Они построены практически по одному и тому же проекту.

Дом рунтов имеет интересную историю. Это была пожарная каланча с крепким кирпичным двухэтажным основанием, с деревянным верхом, часами, которые отбивали время. В одну из гроз деревянная каланча сгорела. В музее истории завода имеется фотография картины неизвестного художника, изобразившего сей объект.

Теперь вернёмся к домику в Виле. Такое же устойчивое восьмиугольное основание, дающее возможность построить высокую конструкцию. Два этажа возвели, а потом что-то помешало. Баташевы были отличным хозяевами и не стали бы в этих глухих местах изводить кирпич, чтобы сделать себе небольшой домик. Сравните хотя бы с домом в Досчатом. И в Виле место выбрано не случайно. Самое высокое в округе. Стояла деревенька из двух улиц – Ляпуха. А чуть в стороне речки Железница и Виля дали начало ещё одному кластеру Баташевского металлургического производства. При создании проволочного производства и огромного пруда оживилось и строительство жилья. Так и появился населённый пункт, названный по имени протекавшей рядом речки. Ну а при заводах должна быть пожарная каланча.

Читайте так же:
Чем покрыть огнеупорный кирпич

– 31 мая 1804 года согласно указу Александра I началась организация пожарных команд со строительством некой инфраструктуры в виде пожарных сараев, депо, каланчей. Указ был для больших городов: Москвы, Санкт-Петербурга, других. А где большую часть времени жил Иван Баташев? В Москве, в особняке на Швивой горке. Наезжал в Выксу не столь часто.

Услышал об указе – а заводы расширяли производство – и решил тоже построить каланчи. Одну, главную, с часами и двумя боковыми выездами, достроили, а вторую – нет. Кстати, оптическая связь между ними в случае благополучного завершения строительства была бы отличная, со всеми вытекающими.

Позднее заводы Баташев передал в управление Шепелеву, и тот посчитал траты на Вильскую каланчу неэффективными. В доме разместили аптеку, что по тем временам было актуально. Шла война 1812 года, в Елатьме развернули госпиталь. Десятки тысяч раненых распределяли здесь и в ближайших населённых пунктах после Бородинского сражения – возможно, и в заводской больнице Выксы. А здесь, в Виле, вполне могла быть аптека, которая снабжала госпитали лекарствами и травяными настойками.

– Но вернёмся к дому…

– Ещё один факт вдогонку. Кто бы стал строить христианский храм рядом с мусульманской усыпальницей? Кстати, оба объекта построены из красного кирпича, изготовленного в одно время.

– Вот мы и подошли к главному вопросу. Где Баташевы брали кирпич на заводское и прочее строительство?

– Нет, сначала о другом кирпиче. Первые кирпичи местного производства появились со строительством Иверской обители в конце XIX века. Точно известно, что был и завод – потребность в кирпиче оказалась гигантской. Заводик возвели рядом, в лесу, и стройку кирпичом снабжали исправно. Монастырский комплекс поднимали всем миром – купцы и торговые люди не жалели средств на обитель.

У Баташева такой острой потребности в кирпиче не было, всё делали поступательно. Кирпич требовался на строительство плотины, огнеупорный – для металлургического производства.

Господский дом – и тот возводился поэтапно. Первый его вариант был точно такой же, как в Елатьме, где по фасаду 13 окон.

В Выксе тоже началось с двухэтажного дома с 13 окнами по фасаду, а потом уже появились разные пристрои: конторы, оранжереи и т.д. Баташев рассчитывал, сколько ему нужно кирпича на определённое время, и потому строить отдельный завод ему было ни к чему. Тем более, что у него была под боком Елатьма!

– Пожалуйста, подробнее…

– Осваивать земли рязанские Баташевы начали в 50-х годах XVIII века. Первый железоделательный завод они возвели на реке Унже и в то же время построили дом в городе Елатьме. Когда Баташевы там появились, было пять кирпичных заводов, а когда начала развиваться Выкса, их стало уже десять! С завершением на Выксе строительства всех производственных мощностей отпала необходимость в таком огромном количестве кирпича, и в Елатьме вновь стало пять предприятий по его производству. Так что здание рунтов, дом в Виле, господский дом, охотничий домик в Досчатом построены из елатомского кирпича. И, кстати, здание компании Зингер и другие кирпичные строения Выксы того времени – тоже.

– По какой дороге везли такую тяжёлую поклажу?

– Во времена Баташевых существовала дорога Рязань – Елатьма – Ардатов – Арзамас, пробитая копытами лошадей и колёсными повозками. (Для справки: лошадь на телеге перевозила до 300 кг поклажи!) Позднее участок дороги Ардатов – Елатьма «выпал», и стали ездить через Сноведь и Выксу.

Стоит повториться. Заводчики пришли не на пустое место, здесь уже были Ляпуха, Шиморское, Туртапка, Верея, Чупалейка, Кулебаки, Семилово. Чайный тракт Москва – Китай шёл через Муром и Саваслейку. Через наши места московское воинство трижды ходило покорять Казань. И люди жили разные: и вольные, и привезённые, и крестьяне, которые могли наняться в извоз. Лошади были основной тягловой силой. Их использовали для перевозки грунта, руды, кирпича, леса, продуктов питания. И если ставить памятник животному, способствовавшему рождению Выксы, то, естественно, лошадке.

Читайте так же:
Пустотелый кирпич блок керамика

Вот такая непростая история о том, откуда брали Баташевы кирпич для строительства.

– Спасибо, Владимир Владимирович, за содержательный рассказ.

Виля-Дом.jpg

Жилое здание в Виле (бывшая аптека). Нижегородские архитекторы относят время его строительства к концу XVIII – началу XIX века

текие.jpg

А этот мавзолей (текие) построен в XVI веке из белого тёсаного камня в Касимове, где и была погребена Сююмбеке

дом-Ивана-Баташева.jpg

Господский дом Баташевых в Выксе выстроен из красного елатомского кирпича в начале XIX века

здание-гаи-дом-рунтов.jpg

Этот дом возведён в XIX веке, сначала как пожарная каланча, потом здесь располагались рунты, а в наше время – госавтоинспекция

елатьма-дом2.jpg

Тот же дом в Елатьме, что и на фото вверху (входная группа). В 20-х годах прошлого века в нём размещался уездный комитет партии

дом-баташевых-в-елатьме.jpg

В 1960-е годы в доме Баташева уже нет ни чугунной ограды, ни въездных ворот.

Когда можно ехать под знаки «Въезд запрещен» и «Движение запрещено» и чем грозит нарушение

Знаки «Въезд запрещен» и «Движение запрещено» схожи по своей сути – они запрещают водителю дальнейшее движение по пути, вдоль которого установлены. Однако эти знаки все-таки различаются как по условиям действия, так и по широте запрета: для обоих есть исключения, но у одного из них их больше. Давайте выясним, в чем сходства и различия, под какой знак и кому можно ехать, и какое наказание предусмотрено за нарушение требований знаков.

Оба знака – и 3.1 «Въезд запрещен» (в народе – «кирпич»), и 3.2 «Движение запрещено» не разрешают перемещение транспортных средств после начала их действия. Однако первый знак запрещает только въезд, подразумевая, что из-за него может выехать автомобиль – к примеру, с дороги с односторонним движением. Второй же знак полностью запрещает движение после него всех транспортных средств в обоих направлениях.

В разделе ПДД, описывающем запрещающие знаки, также указаны транспортные средства, на которые действие тех или иных знаков не распространяется. Согласно правилам, действие знака 3.1 «Въезд запрещен» (он же «кирпич») не распространяется на маршрутные транспортные средства.

Для знака 3.2 список исключений шире: действие знака «Движение запрещено» не распространяется на:

  • почтовые автомобили с белой диагональной полосой на синем фоне;​
  • автомобили, которые обслуживают предприятия, находящиеся в зоне за знаком;​
  • автомобили, которые обслуживают граждан или принадлежат гражданам, проживающим или работающим в обозначенной зоне;​
  • автомобили, управляемые инвалидами I и II групп, перевозящие таких инвалидов или детей-инвалидов, если на указанных транспортных средствах установлен опознавательный знак «Инвалид».​

Резюмируя перечисленные выше условия и проецируя их на водителей обычных легковых машин, можно сделать краткий вывод: под «кирпич» водителям легковушек ехать нельзя ни при каких условиях, а под знак «Движение запрещено» – только тем, кто живет или работает в зоне за этим знаком либо имеет на автомобиле законно установленный знак «Инвалид».

При проезде под запрещающий знак потенциальный штраф зависит не только от самого знака, но и от того, какие правила нарушены в результате проезда.

Для проезда под «кирпич» можно выделить три основных ситуации: когда знак 3.1 установлен на въезде на полосу общественного транспорта, на въезде на дорогу с односторонним движением и на въезде на прилегающую территорию или на ней. Проезд под кирпич в этих случаях наказывается по соответствующим статьям главы 12 КоАП РФ. Выезд на полосу общественного транспорта попутного направления, согласно части 1.1 статьи 12.17, наказывается штрафом в размере 1 500 рублей, а если это произошло в Москве или Санкт-Петербурге, то часть 1.2 той же статьи устанавливает штраф в 3 000 рублей.

Выезд под «кирпич» на дорогу с односторонним движением, согласно части 3 статьи 12.16, означает штраф в размере 5 000 рублей или лишение прав на срок от 4 до 6 месяцев, а повторное такое нарушение, согласно части 3.1 той же статьи, – это уже лишение прав на срок 1 год, а если оно было зафиксировано автоматической камерой, то штраф в размере 5 000 рублей.

Третий вариант – когда «кирпич» установлен на въезде на прилегающую территорию или на ней: в этом случае нарушение трактуется по части 1 статьи 12.16 как «несоблюдение требований, предписанных дорожными знаками» и означает предупреждение или наложение административного штрафа в размере пятисот рублей.

Читайте так же:
Строительная керамика производство кирпича

А вот знак 3.2 «Движение запрещено» устанавливается перед зонами, где нужно полностью запретить движение автомобилей, кроме тех, что подпадают под исключения, описанные выше. Соответственно, за ним не будет ни односторонней дороги, ни полосы общественного транспорта, а проезд под этот знак также будет трактоваться по части 1 статьи 12.16 как «несоблюдение требований, предписанных дорожными знаками» и наказываться предупреждением или наложением административного штрафа в размере пятисот рублей.

Матерные частушки из репертуара Кости Беляева

Сидит Ванька на крыльце
С выраженьем на лице,
А выражает то лицо —
Чем садятся на крыльцо.

Эх, помидоры, помидоры,
Помидоры, овощи,
А п*зда едет на Победе,
А х*й на скорой помощи.

Советская частушка, очень доходчиво показывающая нравы, царившие в интеллигентской среде среди детей Арбата.

В детском саде на Арбате
Раздаются голоса:
— Сука, бл***дь, отдай игрушку,
А то выколю глаза.

Едет поезд из Тамбова,
Буфера краснеются,
Едут девки без билета
На п*зду надеются.

Отношение простых людей в деревне к комсомолу.

Мамка плачет, тятька плачет,
Бабка с дедкой мечутся —
Сдали дочку в комсомол,
А она миньетчица.

Гармонист у нас один,
А ну-ка, девоньки, дадим,
По-разочку надо дать,
Веселей будет играть.

Мы придумали забаву
Вроде состязания —
На п*здёнках пересвист,
А на х*ях — вязание.

Тракторист, эх, тракторист,
Положи меня под низ,
А я встану, погляжу,
Хорошо ли я лежу.

Мой милёнок под забором
Х*й березовый нашел,
Примеряли всем колхозом,
Никому не подошёл.

Сложные отношения пролетариата с классической музыки доходчиво показаны в следующей частушке.

Я в концертный зал попала
Слушала Бетховена,
Только время зря пропало,
Ну, бл*ть, и х*ёвина.

Где встречался он мене,
Ни в метре и ни в кине,
Вспоминаю, вся сопрела,
Оказалось на мене.

Совершенно особое отношение глубинного народа к чужому горю очень точно выписано в следующей матерной частушке.

Что за крики раздаются
Под Самарой на заре.
Пароход с бл*дями тонет
В Волге-матушке реке.

У русского народа всегда были неоднозначные отношения с православной церковью. Это хорошо иллюстрирует следующее четверостишие.

Опа, опа,
Зеленая ограда.
Девки вы*бли попа,
Так ему и надо.

Шёл я лесом, ссать хотел,
Тут комар мне на х*й сел.
Я хотел его поймать,
Да улетел, *бёна мать.

Слышишь, вся изба трещит
С черепичной кровлею,
Это мидый мой стучит,
Х*ем как оглоблею.

Правильно организованный досуг, это уже половина успеха в деле укрепления дружбы внутри коллектива. Об этом незатейливо намекает следующая русская народная частушка.

По деревне мы пойдем
Шухеру наделаем,
То корову по*бём,
А то козу заделаем.

А этот опус с детства прямо таки стоит у меня перед глазами. Всегда хотел подобное увидеть воочию.

Как в Альметьевском совхозе
*бут девок на навозе.
Их ёбут, они пердят,
Брызги в стороны летят.

Я сосала давеча
У Ивана Савича.
Он на вид холёненький,
А на вкус солёненький.

Мимо тёщиного дома
Я без шуток не хожу.
То ей х*р в забор просуну,
То её жопу покажу.

Ты, подружка дорогая,
Пердаю по рации:
У меня три месяца
Нету менструации.
А я, подружка дорогая,
Пердаю скорее —
Это зверство над тобой
Сделали евреи.

Ты, подружка, хоть и хотса,
Не давай через плетень,
А не то потом придётся
Вдруг пойти на бюллетень.

Правильно организованный бизнес — залог стабильной прибыли!

Возьму блядей из борделя
И вступлю в законный брак,
А на следующей неделе
Мы откроем свой бардак.

Приглашаем мы людей:
Офицеров и бл*дей.
Офицеров воевать,
Мы их жён будем *бать.

Мы с приятелем вдвоём
Работаем на дизеле.
Ты — мудак, и я — мудак,
У нас инстрУмент сп*здили.

Не обходит стороной русский скрепоносный народ и антивоенная тема. «Нет войне!» — слушим мы в лучших народных частушках.

С неба звёздочка упала
Прямо милому в штаны.
Хоть там всё ему порвало,
Лишь бы не было войны.

Ни за дело девки любят,
Ни за белое лицо,
А за длинный х*й горбатый
И за левое яйцо.

По реке плывёт топор
Из села Кукуево,
Ну пусть себе плывёт,
Железяка х*ева.

Читайте так же:
Сделать душевые кабины с кирпича

Тема некрофилии давно волновала неутомимые сердца глубинного народа.

Свою милую в гробу
Потихонечку *бу,
Царство ей Небесное,
Ведь девка была честная.

Мы с милёнком у метра
Целовались до утра,
Целовались бы ещё,
Да болит влагалищё.

Говорит старуха деду:
— Я в Америку поеду.
— Ишь ты, старая п*зда,
Туда ж не ходят поезда.

У кого какая милка
У меня красивая —
Половина жопы красна,
Половина — синяя.

У кого какая милка
У меня курносая,
Ссыт, пердит, по ляшкам дрищщет,
Простудилась босая.

Ты не трожь меня за грудь,
Рука твоя холодная,
Ишь ты *б твою мать,
Какая благородная.

Маньке сиську оборвали,
Саньку в жопу вы*бли,
Опосля в рояль насрали —
Чудно время провели.

Десятилетиями выковывалось в глубинном народе уважение к доблестным сотрудникам нашей любимой милиции.

Из-за леса выезжает
Конная милиция,
Становитесь девки раком
Будет инквизиция.

Особый взгляд на политическую обстановку в мире под призмой трудов Ленина и Маркса.

Как у Дуньке в жопе
Разорвалась клизьма,
Ходит, бродит по Европе
Призрак коммунизма.

Из-за леса, из-за гор
Показал мужик топор,
Но не просто показал,
Его к х*ю привязал.

Да, многие не верят, но в СССР обычно не брили это место. Впрочем, сейчас данная мода потихоньку возвращается.

Как на киевском вокзале
Тридцать три п*зды связали,
Положили на весы,
Во все стороны усы.

Небольшая лирическая зарисовка в частушке про бесплатную медицину.

Я бывало всем давала
По четыре раза в день,
А теперь моя п*здесь
Получила бюллетень.

Ах ты сват, ты мой сват,
Не бери меня за зад,
А бери за перёд,
Эдак больше разберёт.

Не ходите девки замуж,
Ничего хорошего,
Утром встанешь — сиськи набок,
Вся п*зда взъерошена.

В лесу родилась ёлочка,
А рядом с нею пень,
И пень просил у ёлочки
Четыре раза в день.
А ёлочка ответила:
— Иди ты нах*й, пень,
Когда пойду на пенсию,
*би хоть целый день.

Можно спорить на что угодно, но данная частушка была написана в эпоху Никиты Хрущева.

Не ходите девки замуж
За Ивана Кузина,
А у Ивана Кузина
Большая кукурузина.

Девки спорили на даче
У кого п*зда лохмаче,
Оказалось, что лохмаче
У самой хозяйки дачи.

Не хочу тебя *бать,
Таня Караваева,
Из твоей п*зды собака
На меня залаела.

Девки спорят у машины
У кого п*зда пошире,
Оказалось, что пошире
У водителя машины.

Полюбила тракториста
И, как водится, дала,
Три недели сиськи мыла
И соляркой ссала.

По реке плывёт корабль
Под названием «Мазут».
Берегите, девки, целки,
Х*й на палубе везут.

Просыпаюсь в шесть часов,
Нет резинки от трусов,
Ах, вот она, вот она,
На х*ю намотана.

Как у нашего Петрухи
На х*ю сидят две мухи,
Муха к мухе пристаёт,
А у Петрухи х*й встаёт.

Меня милый прижимал,
Стоя у завалинки,
А я смеялась и ссала
Ему на белы валенки.

Моя милка плясАла
И в ботинки нассала,
Ах ты мать твою ети,
В чём же мне домой идти.

Мандавошка на х*ю
Высунула голову:
— По*бите кто-нибудь,
Умираю с голоду.

Опа, опа,
Срослись п*зда и жопа,
Этого не может быть,
Промежуток должен быть.

Едет поезд из Тамбова
С красными вагонами.
— Ну-ка девки, разгружайте
Ящики с гандонами.

Как китайская культурная революция отразилась в культуре глубинного народа.

Полюбила хунвенбина
И повесила портрет,
А наутро, глядь, картина,
Х*й висит, а бина нет.

Шёл я лесом краешком,
Кто-то кинул камушком,
Раз попали по х*ю,
До сих пор я охаю.

Все милашки, как милашки,
А моя как пузырёк,
Сядет ссать — п*зда отвиснет
Как у кепки козырёк.

На столе стоит точило,
На точиле — кожа,
Анька — бл*дь и Танька — бл*дь,
Да и Маруська тоже.

На горе растут цветочки
Голубой да аленький,
Ни за что не променяю
Х*й большой на маленький.

Шёл я лесом, видел беса,
Бес вареники варил,
Котелок на х*й повесил,
А из жопы дым валил.

Самолёт на Франкфурт катит,
Солженицын в нём сидит.
— Вот те на те, х*й в томате, —
Бёлль, встречая говорит.

На горе собака лает,
Под горой щенок ворчит,
Жена мужа схоронила,
А из могилы х*й торчит.

Полюбила парня я,
Оказался без х*я,
Ну нах*я мне без х*я,
Да когда с х*ем дох*я.

Читайте так же:
Сколько надо кирпичей для крыльца

Ой ты поле, русско поле,
Что случилось с Танькою.
Полюбила Танька Колю,
А *бётся с Ванькою.

Мой милёнок под забором
Х*ё березовый нашёл,
Примерялись всем народом —
Никому не подошёл.

150 000 000 (Маяковский)

Вперед запоздавшую темь гоня,
сшибаясь ламп лбами,
на митинг шли легионы огня,
шагая фонарными столбами.

Пули, погуще!
По оробелым!
В гущу бегущим
грянь, парабеллум!

(Положили Вильсону последний заклеп
на его механический доспех,
шлем ему бронированный возвели на лоб,
и к Ивану он гонит спех.)

Не Ленину стих умиленный.
В бою
славлю миллионы,
                 вижу миллионы,
миллионы пою.
Внимайте же, историки и витии,
битв не бывших видевшему перипетии!

ВАРИАНТЫ и РАЗНОЧТЕНИЯ

Черновые автографы (отрывки, отдельные строки, заготовки) в записных книжках, 1919 и 1920 г.

Записная книжка 1919 г., No 2:

Записная книжка 1920 г., No 3: строки 1-19. 490-496, 500-503, 538-544, 422—428, 504—507, 1113—1118, 512—517, 61-67.

рек ры<бы? неразб.> селен<ия? неразб.>

Запись к общей теме поэмы:

В [России] мире может быть только два лагеря — буржуазии и коммунистов

К строкам 61-67 в тифу

К строкам 1112—1117 на земь и

вновь натирают мазями

Записная книжка 1920 г., No 5: строки 1341-1344, 1328-1334, 1321-1337, 1335—1340, 1315—1320:

Машинопись 1920 г. (апрель):

Заглавие написано карандашом на полях.

зверей рык
рев сирен раздирающий уши.
Эта картина
руки
лапы
клешни
рычаги
туда
где воздух поредел
вонзенные в клятвенном единодушии.
Будьте любезны встать
снимите головные уборы
каждый
пусть головой поникнет
туда
где воздух поредел
вонзенные в клятвенном единодушии.
Будьте любезны встать
снимите головные уборы
каждый
пусть головой поникнет
эти слова
земли молитву
для которой покамест книг нет
слушайте
напряженнейшее внимание
Тс. с. с. ]

II — окончательная редакция строк 210-236, вписанная на полях. Строка 215:

II — окончательная редакция строк 287-294, вписанная на полях.

II — окончательная редакция строк 519-526, вписанная на полях. Строка 521:

II — окончательная редакция строк 551-565, вписанная на полях.

739-744 — вписаны на полях, в машинописном тексте отсутствовали. Строка 741:

II — окончательная редакция строк 763-774, вписанная на полях. Отсутствует строка 773: Лонгфелло.

779-789 — вписаны на полях, в машинописном тексте отсутствовали. Строки 787—788:

II — окончательная редакция строк 806-810, вписанная на полях. Строка 810 исправлена в машинописном тексте:

818-826 вписаны на полях, в машинописном тексте отсутствовали.

II — окончательная редакция строк 847-850, вписанная на полях. Строка 848:

II — окончательная редакция строк 914-927, вписанная на полях.

[Поэты велеречивы
буфонадят буфонады
Про знамена пишут
про сталь
а этого
вовсе ничего не надо
Революция
революция проста
это не героям стих умиленный
в бою
бьются миллионы
идут миллионы
миллионы поют
Поем
[такой] простотою возвеличась
и фельдмаршалейший из фельдмаршалов Фош
и самое величественное из величеств
из поля зрения уползет как вошь
это ерунда
когда в пушки тараторя
лезет на царя остервенелый царь,
этой войны бескрайняя территория
все земли
все умы
все сердца
Люди надевали разноформенные брюки
драться шли
назывались враги
а у каждого
одинаковые руки и ноги
и тоска одинакова пудовостью гирь
Но разве слезой опоганит глаз
злобу бросающую класс на класс?
Быть буржуем
это не то что капитал
иметь
золотые транжиря
это
у молодых
на горле
мертвецов пята
это рот зажатый комьями жира
быть пролетарием
это не значит быть
чумазым
тем кто заводы вертит
быть пролетарием
грядущее любить
грязь подвалов взорвавшее
верьте!

II — окончательная редакция строк 1354-1366, вписанная на полях. Строка 1364:

Строки 1432-1439 следуют после строк 1440-1443

II — первая строка второго варианта исправлена в машинописном тексте, другие три вписаны на полях с поправками:

Слово: «памятников» приписано на полях.

[Напрасно
шлет
Вильсон в грозе
мирных иллюзий последний резерв
неиссякаема сила Иванова
сто сразят
тысячи наново
Растут в рядах Вильсона прорехи
под огненными ударами вулканьих рогов
целые мадагаскары щелкают как орехи
в зубах взбунтовавшихся берегов]

[Сдаются сатрапии одна за другой
Последних додушиваем голой рукой]

Журн. «Художественнее слово», кн. 1, М. 1920 (октябрь). Строки: 1-7 и 485—798.

Авторизованные корректурные гранки отдельного издания поэмы, 1920 г. (ноябрь):

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector